MDC LAW

Наш подход к управлению и оказанию экспертных юридических услуг

Интервью с основателями юридического бутика «MDC Law» об их принципах работы, философии бизнеса и развитии
Основатели юридического бутика «MDC Law» Екатерина и Александр Курамышевы
MDC Law — юридический бутик, специализирующийся на решении точечных правовых задач для бизнеса и комплексной юридической поддержке семей и частных лиц.

Мы стартовали как самостоятельный бизнес в 2010 году. Начали с сети филиалов по России, но в 2017 году переориентировались на формат юридического бутика с маленькой командой и точечной экспертизой.

Теперь мы работаем над сложными корпоративными кейсами и семейными делами, требующими постоянного участия и поддержки.

Наш опыт и профессиональные компетенции команды позволяют вести дела в 29 мировых юрисдикциях.
Есть такая поговорка в профессиональных кругах: «Два юриста — три мнения»
Поэтому мы всегда обсуждаем стратегию каждого нового дела, чтобы оценить риски и рассмотреть максимум возможных вариантов действий. Конечно, спорим, но всегда приходим к какому-то общему знаменателю. А вот в управлении бизнесом зоны ответственности разделены: я отвечаю за персонал и финансы, а Александр — за общение с клиентами и разрешение конфликтов.
В корпорации ты всегда только винтик в огромном механизме
Да, у тебя есть определенные полномочия, но по большей части это просто колея инструкций, по которой ты идешь и идешь, а что там по бокам и впереди — неизвестно. В собственном же бизнесе можно принимать решения, которые, например, будут полностью противоположными предыдущему опыту, но в заданных условиях принесут положительный результат для клиента. В этом и свобода, новые возможности, и, одновременно, большая ответственность.
«Качественный сервис» не равно «огромный штат»
Хотя мы думали, что равно, поэтому на старте открыли филиалы по всей стране, но быстро поняли, что это лишило компанию гибкости и даже части клиентов. С таким раздутым штатом мы могли брать только стандартные дела, а что-то необычное не вписывалось в бизнес-процессы, и мы отказывались. Поэтому в 2017 году мы закрыли все офисы и стали бутиковым юридическим агентством со штатом 8 человек. И это помогло быстро вырасти в профессиональном плане: когда ты маленький, ты гибкий и быстрый, поэтому можешь решать задачи, требующие нетривиальных инструментов и нестандартного подхода.
Мы специализируемся, скорее, на комплексной юридической поддержке, нежели на какой-то из сфер права
Потому что у компаний возникают вопросы и с налогообложением, и с таможней, и, если это инновационный продукт — с защитой интеллектуальной собственности. Точно так же с частным лицом или семьей: гражданство другой страны, семейные споры, семейные бизнесы — по нашему опыту, люди предпочитают повторно обращаться к тем специалистам, которые уже помогли им со сложным вопросом.
Планирование — 80 процентов успеха
Причем и бизнесе, и в жизни. Чаще всего клиенты приходят с запросом на решение «горящих» проблем — которых бы не было, если бы, например, был заранее подготовлен грамотный с юридической точки зрения пакет документов. Проблемы эти мы решаем, но всегда рекомендуем минимизировать будущие риски с помощью подготовки и планирования. Лучше заранее «подстелить соломки», чтобы потом не тратить месяцы и года на судебные тяжбы.
Из всех стран, в которых мы побывали, ни в одной не было такого же ощущения дома, как в России
Безусловно, есть мысли о том, чтобы купить недвижимость за границей — для перезагрузки и отдыха. Но нам кажется важным менять жизнь и условия здесь, заниматься общественной работой — хотя бы в рамках своих возможностей. Например, рядом с нашим домом в Подмосковье есть лесной массив, у части которого мы хотим поменять назначение земли на парковую зону, чтобы сделать там современный и уютный сквер для всех жителей микрорайона.
Юрист всегда на стороне клиента
Гражданские правоотношения не столь драматичны, как уголовные — этических дилемм практически не возникает.

Тем не менее, были случаи, когда мы отказывались от дела, если видели, что клиент не до конца честен и хочет провернуть какое-то мошенничество. Да, у юристов есть амбиции поменять устоявшуюся практику и создать уникальный прецедент, выиграв «безнадежное» дело. Но репутация и честность перед собой и клиентам важнее.
В команде нужны разные люди
Совпадать должны глобальные ценности, а что касается опыта, компетенций, характеров — чем разнообразнее, тем лучше. В любой юридической практике встречаются разные задачи. Есть такие, в которых важна монотонность и последовательность: например, открывать счет в испанском банке, сотрудники которого категорически отказываются разговаривать на английском. А в суде, когда оппонент выдает аргумент, о котором ты даже не слышал до этого момента, счет идет на минуты и даже секунды — и здесь уже важна скорость обработки информации и умение принимать решения.
У нас нет плакатов с мотивацией
Так как мы практически семейная компания, у нас в офисе не висят плакаты с миссиями и кодексами. Но есть два правила, которыми мы с коллегами руководствуемся в работе:

1. Предупреждать клиента о рисках. Ни по одному делу нельзя дать стопроцентной гарантии (если вы такую гарантию от юриста получили —
это повод задуматься). И если при анализе дела клиента выявляются условия, которые могут негативно сказаться на результате — мы об этом предупреждаем.

2. Добиваться урегулирования конфликтов в досудебном порядке. Мировое соглашение — пока еще не очень развитая в России, но очень эффективная практика, от которой чаще всего выигрывают все стороны конфликта. Не доводить дело до суда выгоднее.
Учиться нужно у практиков
Если человек не в контексте отрасли, не работает в ней сам, а изучал только в теории — скорее всего, это плохой учитель. В этом недостаток российской системы образования: практически во всех университетах, независимо от отрасли, преподаватели — теоретики. Если говорить о юридической сфере, то в университете, например, нас не учили (и даже не рассматривали такой вариант), как действовать, если по делу отказали все инстанции. А в реальности чаще всего бывает именно так, и приходится самостоятельно искать выходы и набираться опыта.
Молодежь сейчас не лучше и не хуже, чем раньше
Есть активные и целеустремленные ребята, есть ленивые, есть сообразительные — все разные. Если человек горит делом, готов делать больше, чем нужно, и быстро соображает, его можно обучить любой профессии. Поэтому мы, во-первых, готовы брать на работу студентов, а во-вторых — даже выпускника юридического факультета нужно будет обучать тому, как на самом деле функционирует правовая система.
Российская правовая система ориентирована на гражданина, а западные — на договор
Плюс в России все очень открыто: человек может самостоятельно найти информацию про своего партнера или клиента, открыть компанию, проверить какой-то вопрос. В западных юрисдикциях, если договор подписан — это последнее слово, невозможно будет оспорить в суде его условия, потому что «вы видели, что подписывали». В этом смысле Россия гораздо более дружелюбная страна, это отмечают и зарубежные компании, с которыми мы работаем.
Рынок криптовалют сейчас напоминает рынок акций США в 20-е годы XX века
Каждый день появляются новые игроки, умирают — тоже каждый день, плюс нет никаких устоявшихся правил игры. Вы можете сегодня оформить пакет документов, которые через 3 месяца нужно будет полностью переделывать — настолько быстро меняется эта сфера. Законы, регулирующие новые финансовые инструменты, приняты только в ряде стран (Россия в их число пока не входит) и тоже постоянно дорабатываются. Поэтому пока работаем с финтех-компаниями и стартапами, анализируя и используя собственный опыт и опыт коллег.
Сейчас уже нет желания сразить всех наповал
Приоритеты и ценности немного поменялись: хочется развить бизнес до состояния «достойная компания, которая работает как часы без нашего участия». Старшая дочь немного интересуется юридической отраслью, а мы этот интерес поддерживаем книгами и рассказами о том, что делаем на работе. Конечно, хочется передать компанию по наследству, но мы не настаиваем и не форсируем ситуацию — будем рады любому выбору детей.